Дорогой длинною, дорогой дальнею

И снова здравствуйте!

Продолжу в этот раз авиа-тему. Возможно, для кого-то она покажется вовсе небаскетбольной, но это как сказать. Бывает, и не так уж редко, что перелеты и вообще переезды влияют на игру команды на площадке.

Вот, например, как было у нас в случае с игрой в Волгограде. Мы с «Автодором» должны были лететь на матч с «Красным Октябрем», но когда приехали в Москву, то рейс в Волгоград задержали из-за тумана – аэропорт в этом городе на Волге в низине, и, как говорят, туманы там частое явление, особенно весной. На второй день - снова тоже самое. В итоге мы просидели в аэропорту – гостинице рядом дня 2-3, игру отменили, и мы отправились к себе в Саратов. Когда я играл в «Красных крыльях», то уже к нам не приехал соперник из-за нелетной погоды в Самаре.

Еще одной особенностью авиа-перелетов является предоставление отчетности игроками, тренерами – в общем, всеми в команде, кто летит. Для клубной бухгалтерии, как и для любой организации, как вы знаете, очень важен факт подтверждения операции. В данном случае доказательством служат корешки посадочных талонов. Лет 6 назад я играл в одном клубе, и спортивный директор сказал нам, что мы должны эти корешки сдавать, и то ли в шутку, то ли всерьёз сообщил, что если мы сдавать эти документы не будем, то стоимость билетов вычтут из нашей зарплаты. Мы как-то не особо об этом задумывались тогда, и процесс сдачи посадочных шел не шатко – не валко. В итоге же в конце сезона, получив итоговую зарплату, все мы удивились – почти у каждого часть суммы была из зарплаты вычтена. Были игроки, у которых из зарплаты вычли стоимость почти всех перелетов, которые были произведены за сезон. Так что данный опыт научил меня, что надо быть более сознательным и внимательнее относиться к сказанным словам. Правда в следующем сезоне в этом клубе посадочные с игроков собирал представитель клуба. В разных командах данный вопрос решается по-разному. Где-то игроки все также сами сдают корешки, где-то это делает кто-то из администрации, или поступают по-другому.

Еще одной животрепещущей темой для нас при перелетах является багаж. По регламенту турниров форма и кроссовки должны быть всегда при себе. Если кроссовки в случае неприбытия багажа все же можно найти в городе, куда ты прилетаешь, то с формой это проблематично – ее заменить нельзя. Помню случай, когда мы с УНИКСом играли в Сургуте матч Кубка России – прилетели туда, должны были тренироваться, а на следующий день в часа 3 дня провести матч. И вот багаж не прибыл вместе с нами. Несмотря на то, что и тогда по регламенту мы должны были брать форму и кроссовки с собой в ручную кладь, половина команды обувь оставила в багаже – с формой то проще, она мало места занимает, а вот кроссовки в рюкзак не очень хочется класть. Нашему большому, Диме Соколову, не могли найти кроссовки его размера. В итоге помогли игроки «Университета-Югры», которые поделились своими кроссовками. Но нам, баскетболистам, все же проще, в отличие от фигуристов или лыжников, например, которые обязаны сдавать свою экипировку в багаж, и найти коньки или лыжи с ботинками в другом городе, быстро привыкнуть к ним сложнее, чем нам к кроссовкам.

В моей команде сейчас всю форму собирает и возит массажист, это делается, чтобы никто из игроков, не дай бог, не ее забыл взять. Потому что бывали случаи, когда игроки оставляли ее дома или в домашней раздевалке, или брали не тот комплект. У меня была такая ситуация в прошлом сезоне: мы поехали играть матч Лиги ВТБ, а я взял форму для игры Еврокубка. Заметили это только на предматчевой разминке, и не я, а массажист. Конечно, мне пришлось заплатить штраф.

Но не только самолетами одними мы перемещаемся. Много передвижений происходит на автобусах. С ними, кстати, связано не меньше историй, если не больше. Например, с «Красными крыльями» мы из Самары отправились играть в Саранск. Расстояние между городами достаточно небольшое, взвесив имеющиеся варианты, руководство решило, что нам будет проще добраться на автобусе. Когда мы добрались до конечного пункта, то один из наших легионеров, которого брали на одну из основных ролей в команде, понял, что не может разогнуться. У него так защемило спину, что он недели 2 не мог потом тренироваться. В прошлом сезоне молодежная команда «Автодора» поехала на матч на автобусе и застряла – ей пришлось несколько часов из-за неполадок провести на пустыре, о чем игроки щедро делись фото с места событий.

Конечно же, есть в моей практике и поездки на игры на поезде. Я всегда думал, что железнодорожный транспорт – самый надежный, и он ломается редко. Но в Италии я был с командой в ситуации, когда из-за неполадок поезда нас по специальным мостикам пересадили в другой состав.

В Европе, в поездках на игры внутреннего чемпионата, команды чаще всего передвигаются между городами на автобусах, расстояния же небольшие. Когда я играл в Риге, мы зачастую приезжали к соперникам почти прямо к матчу и буквально сразу начинали играть. Правда, передвижения команд по стране в Европе также зависят от мест, где они базируются. В Испании я играл в клубе, который находится в труднодоступном для автобусного транспорта месте в горах, на границе с Португалией, и на игры национального чемпионата мы сначала летели до Барселоны, а оттуда уже ехали автобусом. В России передвижения на автобусе все же не так популярны, как на самолете из-за больших расстояний нашей страны.

Оценить эти расстояния я в полной мере смог, когда играл в «Спартаке-Приморье» и «Енисее». Правда, после опыта выступлений за владивостокскую команду, опыт в Красноярске уже дался проще. И та, и другая команды стараются учитывать (и просят руководства Лиг учитывать) при разработке календаря выезд на несколько матчей сразу, чтобы провести серию игр на «западе», а потом провести серию домашних матчей – так лучше и в плане акклиматизации, и в плане клубных финансов.  

Когда я играл в «Приморье», то мы приезжали в Москву, проводили мини-сбор (дня 3-4) для акклиматизации в Новогорске, и затем ехали на матчи. Тогда я налетался вдоволь, сейчас находиьтся часто по 8 часов в самолете очень сложно. Кстати, когда я играл во Владивостоке, тогда московское «Динамо» было на очень хорошем уровне, ими руководил Душан Ивкович, и 3 года подряд динамовцы начинали выступление в чемпионате России матчем у нас. В первый год «Спартака-Приморье» в чемпионате всем было очень сложно понять, когда же нужно приезжать во Владивосток на игру, учитывая перелет в 8 часов из Москвы и такую же разницу во времени. Вот и для «Динамо» это было проблемой. В первый год они приехали за 2 дня до матча, попали в акклиматизационную яму и проиграли. На второй год решили учесть ошибки предыдущего сезона и приехали за 3 дня до матча и опять проиграли. На третий сезон «Динамо» провели мини-сбор недалеко от Владивостока, и снова неудача. В итоге опытным путем определили, что при поездке на длинное расстояние и с большой разницей часовых поясов, лучше прилетать на место в день матча. Сейчас такой тактики придерживается ЦСКА, который, кстати, во времена игр во Владивостоке, проводил тур по Китаю и приезжал играть со «Спартаком-Приморье» после этого тура.

При поездках очень важно учитывать мнение врачей и тренеров по физической подготовке о состоянии игроков. В УНИКСе мы сейчас используем специальное устройство – утром, после пробуждения, одеваем на грудь что-то типа пояса на три минуты – по результатам показателей с этого прибора тренер по ОФП оценивает наше состояние, насколько организм восстановился. Эти замеры мы делаем везде – и дома, и на выезде. И наши тренеры и врачи, несомненно, используют данные при планировании поездок команды.

Отвечая на вопрос в комментариях к предыдущему посту, отвечу, что в кафе в отличие от самолета больший выбор блюд, да и порции не такие маленькие как в самолете. Все-таки мы ребята немаленькие. Поэтому и предпочитаем есть накануне полета или во время пересадки в аэропорту, а не в самолете.

Фото: https://img.tourister.ru, http://volfoto.ru

Вернуться к списку